Скала Ифигения

Симеиз

Алтарь богини, или По следам эллинов в Крыму

Крымский посёлок Кастрополь на западном Южнобережье не видно с дороги. От живописного шоссе между Форосом и Симеизом вообще не видно приморских поселений. Только повороты-серпантины вниз, по крутому склону, густо поросшему южным лесом. Но вдруг посреди этих зелёных волн, спадающих к волнам синим, становится виден высокий крест на каменистом мысу. А невдалеке из-за кипарисов выплывает купол белоснежного храма. Это крест на скале Ифигении и Казанская церковь — они осеняют, покрывают Кастрополь, незаметный и неизвестный курорт, впечатывающийся в сердце каждого романтика и зовущий возвращаться сюда снова и снова.

Большую часть своей истории посёлок звался Кастропуло — это греческое уменьшительное от «каструм», что значит «крепость». (кстати, есть древний городок Кастрополь в Испании). Но городом, конечно, маленький крымский Кастрополь от столь величественного наименования не стал — и это как раз хорошо.

А крепость, небольшой форт римского, а затем византийского времени тут действительно был — раскопан археологами рядом со скалой Ифигенией. Вот с этого места и начинается самое важное в атмосфере этого местечка.


Природный ландшафт этих мест уникален. Скала располагается в центре горного плато, под названием Сарыч-Кекенеизский горный ландшафт, которое протянулось вдоль побережья на 500 метров. Скальные обломки на одном из ее гребней напоминают путешественику зубы мифического дракона. От скалы к кромке воды круто обрывается глубокое ущелье – периодически здесь происходят облавы скал, образующие живописные и практически непроходимые скопления на суше и красивые островки, которые поднимаются над поверхностью моря.

В мае-июне склоны преображаются. Зацветают все растения. Непосредственно в окрестностях скалы Ифигения произрастает множество растений, присущих средиземноморским субтропикам – жасмин, ладанник крымский, фисташка туполистная, иглица понтийская. Порядка пятидесяти видов растений обитают на этом массиве. Здесь произрастают розовые цветки, они покрывают ладанник. Вязель и жасмин играют золотистыми бликами. Можно наблюдать цветы асфоделины и маленькие бутончики фуманы и бурачка, они тоже светятся желто-золотистым цветом. Сверкает белый и пурпурный дубровник, прелестно цветут маршаллова гвоздика и васильки, и повсюду растет лиловый чабрец. В жаркий день над скалой доносится разноголосое пение цикад

Необычное название горы уходит своими истоками в античную Элладу. Впервые в истории человечества упоминания о скале Ифигения встречаются еще в мифах Древней Греции и поэме Гомера «Илиада». Именно на это место, в расположенный у подножья скалы в те архаические времена храм была перенесена дочь царя Агамемнона Ифигения, принесенная им в жертву по приказу Артемиды, но замененная самой богиней на лань. Ифигения осталась до конца своих дней в этой местности и служила главной жрицей храма Артемиды, хотя некоторые историки и сомневаются в том, что святилище находилось именно в этой точке. Легенду об Ифигении использовал и Еврипид в своей трагедии, а также она нашла отражение в творчестве других писателей, художников и композиторов.

Таких мысов на Южном берегу очень мало. А подобных скал с римскими фортами на них ровно три — на каждом из них легенда и указывает место казни гонимых христиан (мыс Ай-Тодор в Гаспре, скала Ифигения в Кастрополе и Крепостная гора в Балаклаве). При этом в горах над соседним с Кастрополем селом Мухалаткой ещё путешественникам XVIII века показывали пещеру, которая, по легенде, служила тайным храмом гонимым христианам. Наконец, у той же скалы Ифигении археологами раскопаны и остатки монастыря византийской эпохи.

В советское время в Кастрополе появился, разумеется, пансионат. Однако крупным курортом затерянный на склоне Кастрополь, к счастью, так и не стал. Зато со второй половины ХХ века он становится местом притяжения для любителей тихого отдыха в палатках, палаточных лагерях. Ведь здесь оказался едва ли не единственный километр Южного берега, на котором средиземноморский лес спускается прямо к морю, не будучи застроен, огорожен или строго заповедан. С 1990-х годов здесь отдыхают многие киевские художники.

Впрочем, может быть, дело и не в последнем в Крыму участке приморского леса. Ведь и многие не приемлющие отдыха в палатках повторно стремятся сюда: в здешние пансионаты, в частный сектор. Может быть, просто хочется снова пропитаться элегичным и светлым — но не расслабляющим, а очень бодрым — здешним «нездешним» настроением. И снова идти по здешним дорогам-серпантинам — над которыми, куда ни повернёшь, впереди и вверху, как путеводная звезда, выплывают крест на скале Ифигении и бело-золотой массив Казанского храма.

У этой горы особое очарование, она скрывает множество тайн, - это и привлекает сюда ученых и многочисленных туристов. Характерное ощущение, которое настигает на кастропольской земле десятки и сотни людей (не всех — но очень многих, и от степени религиозности или её направленности это никак не зависит), мы не будем описывать пафосными словами. Скажем просто: это место очень нерядовое, что чувствуют многие люди. В том числе те, кто установил крест на вершине Ифигении.


А кто не верит, поезжайте в Кастрополь — убедитесь сами.

Евгений Новацкий, «Крымский Перепел»

 

1142 просмотра
Поделись нашим настроением с друзьями:
Разрешить перетаскивание карты
Поделись нашим настроением с друзьями:

Достопримечательности по близости

Поделись нашим настроением с друзьями:

Достопримечательности по близости